Теория философии А Хули

Standard

d810511ad389a90eb89d934af842546a-2

Скорей всего для тех, кто хотя бы раз сталкивался с произведениями Пелевина, стало весьма ожидаемым, что его сюжеты далеки от этой самой ожидаемости, выходя за рамки привычных нам литературных схем, а потому, принимаясь за очередное произведение автора, стоит быть готовым к самым непредсказуемым поворотам.

Так, например, в книге “Священная книга оборотня” повествование ведется от имени лисы с довольно неоднозначным для русскоязычного читателя китайским именем А Хули? которое и послужило вторым, неофициальным, названием книги, придав ей лишь еще большей неординальности, как будто господин Пелевин заранее парирует гипотетическим критикам: “Вот взял и написал учебное пособие для начинающих оборотней, и что в этом такого?!” Ведь даже на страницах романа Пелевин признает: “Да и не нужна мне людская слава. Мне от людей вообще ничего не нужно, кроме любви и денег.” Любовь своих фанатов он завоевал еще давно,издав свой первый роман “Поколение Р”, а каждый роман, издаваемый с завидной регулярностью раз в год, приносит хороший доход. Но об этом позже, давайте пока вернемся к нашей главной героине. Как и все оборотни, лисичка А может похвастаться своим уважительным возрастом и знакомством с многими выдающимися личностями истории, которые на момент описываемых событий давно канули в Лету. Правда, для того, чтобы всегда оставаться молодой и привлекательной, ей приходится это “чудо” отрабатывать. В силу длительности своего пребывания среди людей, Хули избрала себе профессию с такими же давними корнями – особенной проститутки для мужчин с Гумбольтовскими вкусами и предпочтениями. Однако в книге у Пелевина эта профессия вовсе не несет в себе негативной оценки, скорее наоборот. При чем с точки зрения провинциальной философии одной из коллег лисички А Хули, проституция отнюдь не является чем-то постыдным, поскольку, исходя из сегодняшних реалий, проститутки мало чем отличаются от остальных женщин, единственная разница состоит в том, что “проститутка хочет иметь с мужчины сто долларов за то, что сделает ему приятно, а приличная женщина хочет иметь все его бабки за то, что высосет из него всю кровь”. По какому-то негласному правилу юга дева должна время от времени наводить на своих избранников временное помутнение рассудка и отнимать у них жизненную энергию, ну а деньги никогда лишними не бывают, поэтому среди клиентов у нее, как правило, иностранцы и влиятельные люди. В свободное же от “подзарядки” время А Хули занимается саморазвитием и духовным просвещением, читая Ницше и рассуждая о метафизике вещей. Казалось бы в жизни все налажено и столетиями выработалась четкая система. Что может пошатнуть этот устой, да еще у оборотня? Но судьба-злодейка не любит затянутых сюжетов, поэтому однажды А Хули суждено попасться с поличным молодому и привлекательному генералу ФСБ, Александру Серому.

ce0f1bc9818fb85f06f1397c45e3f36b

Впрочем, тут тоже не все так просто… опер оказался оборотнем в погонах… не в том плане, что совесть у него перед законом была не чиста, а самым что ни на есть настоящий Волк…хотя точнее было бы выразиться – Волчище. В отличие от А Хули, которой постоянно приходится скрывать свой роскошный хвост (и по совместительству – рабочий инструмент) от любопытных глаз, молодой красавец-оборотень обретает свои истинный лик (нет, не в полночь, как могло показаться, это было бы слишком банально) в момент сильного эмоционального всплеска: либо во время секса, либо добычи нефти, хотя, по сути, первое и второе в какой-то степени являются сторонами одной монеты – оргазма. Пожалуй, способ получения черного золота является довольно любопытным, сопровождаемый аллегорией “высасывания” природного ресурса из недр истощенной и обнищавшей северной земли. Но, видимо, нынешним властям, как и книжным обортням в погонах, вовсе не до состраданий и сочувствий, когда нефть по 60$  за баррель, если надо, они и не такие подлости пойдут. Конечно, плачущий череп Хаврошечки из русской народной сказки, возможно, гиппертрофирует настоящее положение вещей, но зерно истины в этом есть: “нравы сегодняшней Москвы такие,что, если перевести выражение “по любви” с гламурно-щучьего на юридический, получается, за сто тысяч долларов с геморроем.”

Если судить о книге поверхностно, то сюжет повествования в основном вращается вокруг бурного романа двух одиноких оборотней, и тут для любителей романтики Пелевин постарался на славу и нарисовал следующую любовную интригу: от ненависти до семейного быта в крохотной конуре, перестрелка, слезы и страстные поцелуи, постельные сцены по-краше “50 оттенков серого” (так вот о ком на самом деле этот бульварный роман для домохозяек!), даже Элеонора Джеймс, прочти она сию книгу, просто бы покраснела от стыда как 14-летняя школьница. Чем закончится вся эта страсть вы сможете узнать на 345 странице романа. Спешите, Вас ждут увлекательные повороты событий, незабываемые впечатления и целая гамма сильных эмоций!

Если же говорить серьезно, то, как по мне, эта книга выходит далеко за рамки своего текстово-сюжетного обрамления в слова и предложения. Порой весьма удивительным кажется эта гремучая смесь описаний тривиальной эротики в стиле немецких фильмов для взрослых на ряду с философско-литературными рассуждениями о Фрейде, Канте, Набокове,Шпенглера, Толстом и Ницше. Однако стоит отметить, что заметки о Владимире Набокове не могли не порадовать мою филологическую душу, чего только стоит ниже следующий пассаж; за него можно сразу смело ставить произведению похвальную оценку:

“Меня оскорбляет, когда Набокова путают с его героем. Или называют крестным отцом американской педофилии. Это глубоко ошибочный взгляд на писателя. (…) Писателю мечталось, конечно, не о зеленой американской школьнице, а о скромном достатке, который позволил бы спокойно ловить бабочек где-нибудь в Швейцарии. В такой мечте я не вижу ничего зазорного для русского дворянина, понявшего все тщету жизненного подвига. А выбор темы для книги, призванной обеспечить его достаток, дает представление не столько о тайных устремлениях его сердца, сколько о мыслях насчет новых соотечественников, и еще – о степени равнодушия к их мнению о себе. То, что книга получилась шедевром, тоже несложно обьяснить – таланту себя не спрятать…”

Стоит принять во внимание и качественную “исповеди” от имени девушки, пускай будучи человеком лишь отчасти, в которой Пелевину удалось передать довольно правдоподобно и без предвзятости существующие схожести между мужским и женским восприятиями мира на ряду с порой кардинально противоречивыми трактовками одного и того же события, словно глядя на них сквозь призму искривленных очков. Не принимая во внимание фантасмагорические во многом сюжеты “священная книга оборотня” напоминает блокнот Пелевина, в которой он с педантичной дотошностью не протяжении нескольких лет юношеского максимализма шкрябал все умные мысли, о которых рассуждали мастодонты интеллектуальной прозы, дожидаясь подходящего момента, чтобы блеснуть перед всеми знаниями таких громких имен и значений умных слов: суггестивность, трюизм, гештальт, клептократии, эсхатология и т.д. Для тех, кто не читает толковый словарь философско-политических терминов перед сном, редакторы подготовили подробные объяснения в примечаниях. Соотвественно эту книгу так же можно считать в какой-то степени образовательной.

Помимо этого есть здесь много аналитическо-политических размышлений о ситуации в России, которые не утратили своей актуальности и на сегодняшний день, при чем это не банальное тявканье: “Предательство! Развалили такую могучую державу!” Нет, здесь скорее депрессивные заметки на полях болезни родной страны, пытаясь разобраться в том, от чего все никак не наладится. “Я давно заметила одну ключевую тенденцию российской власти, – провозглашает автор устами А Хули – ”она постоянно норовила совпасть с величественной тенью имперской истории и культуры, как бы выписать себе дворянскую грамоту, удостоверяющую происхождение от славных корней – несмотря на то, что общего с прежней Россией у нее было столько же, сколько у каких-нибудь ломбардов, пасших коз среди Форума, с династией Флавиев.” Ни для кого не секрет, что соседнее государство необоснованно мнит себя великой империей, выдвигая соответствующие претензии ко всем окружающим. Только одно непонятно – на чем строится самоуверенность в собственной избранности? Как учит история, подобные “сверх”-нации живут недолго, рано или поздно справедливость/бог/судьба/могущественнее сила (подходящий вариант подчеркните) наказывает этих “жертв бурных заблуждений и необузданных страстей”.

Сам же Пелевин признает: “Но русские все равно любят свою страну, а их писатели и поэты традиционно сравнивают этот порядок с гирей на ноги волшебного исполина – иначе, мол, помчался бы слишком быстро. Ох, не знаю. Уже давно не видно никакого исполина, а только нефтяная труба и висящая на ней крыса, делающая себе мистический автокефальный уроборос”.

И подобных примеров здесь полным полно, от чего последние произведения кажутся меркантильными и по нереально завышенной цене, шокируя своим рейтингом продаж, сделанными только благодаря верным поклонникам “старого” Пелевина и его честных ранних книг.

Отдельно хотела бы обратить внимание на Пелевинские англицизмы и неологизмы, которые должны показаться интересными как минимум лингвистам и филологам. Так лиса И Хули делится своими впечатлениями о жизни в Лондоне, объясняя наивной сестричке, что здесь “за бугром”

все не так лучезарно и радужно, как  могло показаться из убогой коммуналки где-то на окраине Москвы : “Элита здесь делится на дв ветви, которые называют “хай сосаети” (искаженное “high society”) и “аппарат” (искаженное “upper rat”). “Хай сосаети” это бизнес-комьюнити, пресмыкающееся перед властью, способное закрыть бизнес в любой момент, поскольку бизнес здесь неотделим от воровства. А “аппарат” – это власть, которая кормится откатом, получаемым с бизнеса. Выходит, что первые дают воровать вторым за то, что вторые дают воровать первым.”

Дифирамбы “Священной книге” можно было бы слагать до бесконечности, но я и так измарала немало бумаги своими каракулями, поэтому в качестве эпилога замечу, что если вы не любите Пелевина – вы просто не умеете правильно его читать! Книга – это  не просто банальный сюжет с набором стандартных ситуативных проблем и развязок, доступный всем и каждому. Человек мыслящий ищет в этом вопросы, мысли и точки зрения, близкие ему на момент прочтения. “Ценность книги определяется не тем,сколько человек ее прочитает. У величайших книг мало читателей, потому что их чтение требует усилия. Но именно из-за этого усилия и рождается эстетический эффект. Литературный фаса-фуд никогда никогда не подарит тебе ничего подобного.” А если серьезно, то Пелевина можно не любить, но уважения его творчество явно заслуживает!

0b6d9936073246055c52515549af64f1

Правдивая ложь

Standard

357e74b40b01d8921785ca6549a8ed26

Почему люди начинают лгать? Является ли это попыткой избежать несправедливости той правды, что им известна, и они не готовы принять ее как таковую, со всей болью и неприязнью? Или, возможно, таким образом люди надеяться уберечь близкого человека от потрясения, тем самым заворачивая его, словно ребенка, в «пуховое одеяло» неправды, наивно надеясь смягчить удар о неприглядные камни истины? И это все несмотря на то, что всем нам с детства известна расхожая фраза , так часто повторяемая нашими родителями, что, казалось бы, давно должна была появится гравировка у нас на подкорках черепной коробки. Мне кажется, что стоит заглянуть в мою голову и несомненно обнаружишь надпись: «Все тайное становится явным!» Пожалуй, прибегая ко лжи, мы все самоуверенно полагаем: «Да-да, все так и есть, но только не со мной, не в этот раз – никто ничего не узнает. Уверен, от этого всем будет только легче!» Однако же на практике все получается с точностью до наоборот: беспощадная  правда рано или поздно вылезет наружу, и это лишь еще больше ухудшает ситуацию.

Именно так получилось и в романе Эмили Локхарт, где главная героиня, семнадцатилетняя Кайден Синклер, решила раскрыть тщательно утаиваемую семейную тайну, покрытую мраком и строго охраняемую скелетами в шкафах, практически в буквальном смысле. Обаче стоит рассказать обо всем по порядку…

Эмили Локхарт, американская писательница и доктор филологических наук, решает рассказать историю из жизни зажиточного семейства Синклеров, которые на первый взгляд кажутся счастливыми и беззаботными богачами. Каждое лето многочисленные потомки съезжаются на остров в гости к главе семейства, любимому дедуле. Но вскоре обнаруживается, что любовь их не столь бескорыстна, как может показаться со стороны – вся эта теплота имеет вполне приземленную причину: желание отхватить самый большой и лакомый кусок наследства. Ну, естественно, в нешуточной битве лбами столкнулись три сестры, при этом последние не гнушаются крайних мер и пытаются втянуть в семейные распри даже своих малолетних детей – на войне все средства хороши. Особенно, если речь идет о деньгах, больших деньгах! Однако самое интересное состоит в том, что пожилой Синклер прекрасно осведомлен об истинных мотивах своих дочурок, но вместо того, чтобы каким-то образом положить конец семейным склокам, он откровенно забавляется, лишь подливая масла в огонь.

На фоне устроенной тяжбы из-за шкуры неубитого медведя, ведь дедуля пребывает в полном здравии и вовсе не намерен присоединиться к своей супруге на том свете – хотя, вероятно, ему с этим как раз и помогут любящие наследники?! – между двумя подростками разгорается любовь. И тут  все тоже как по классическому сценарию сопливого жанра! Она – завидная наследница внушительного состояния (собственный остров с несколькими виллами, квартира в Бостоне и трастовый фонд – это даже Джульетте не снилось!), любимая внучка и подающая большие надежды спортсменка. Он – всегда нежеланный гость на семейных обедах, черная овца в приличной семье, ни двора, ни кола – лишь кожа темна. И это вовсе не меня надо обвинять в расизме, это все чванливый “белый” богач, который явно не ратует неравный брак между одной из его дочерей и дядей мальчишки-индуса, о чем Сиклер постоянно намекает, грозясь лишить дочь наследства. Более того, глава семьи неоднократно называет парня, по имени Гэт, Хитклиффом – именем главного героя «Грозового перевала» Бронте, как будто банши вещает о несчастье, которое Гэту суждено принести этому семейству. Поэтому совершенно неудивительно, что вскоре в родовое гнездо ударит «молния», заставившая членов семейства принять обет молчания и никогда больше не вспоминать о событиях пятнадцатого лета Кайден на острове, а саму девочку частично лишит памяти. Вероятно, сама судьба позаботилась таким образом о том, чтобы скрыть воспоминания о происшествии тех «счастливых» дней. Однако же Кайден вовсе не намерена покориться судьбе – думаю, это не стало ни для кого сюрпризом, – и два года спустя она возвращается на остров, чтобы узнать заветную память…она вернется, чтобы вспомнить все!

P.S.: Немного интересных фактов на закуску:

         – Вы знали, что помимо писательской деятельности, Эмили Локхарт преподает литературное мастерство в детской литературе? Только у меня возникло тут же целых два вопроса: Какая связь между детскими книгами и теми сюжетами, что она пишет? У нее же нет ни одной книг для детей, а те, что она уже успела выдать на-гора и даже прославиться, я бы точно не советовала давать читать детишкам – к чему травмировать их тонкую душу?! Второй вопрос: она точно преподает литературное мастерство? Локхарт и предмет, который она преподает, явно не знают ничего друг о друге!

         – Эмили – вегетарианка….А, ну, это теперь многое объясняет – всегда знала, что люди, которые не едят мяса, крайне подозрительные и жестокие в своих скрытых фантазиях!

         – Раньше Локхарт плакала после класса письма беллетристики в колледже, потому что критика была очень резкой. ЧТООООО?!?! Подозреваю, что она однозначно не читает отзывы на свои произведения, иначе бы давно уже разорилась на бумажные салфетки и новые платочки!

         – Продолжая вышеупомянутый абсурд: учителю того класса так надоела ее работа, что он даже не читал заключительные варианты ее историй. О, грешные магистры, теперь я понимаю того несчастного преподавателя, которому приходилось по несколько раз перечитывать ее бессмысленную писанину!

         – Локхарт советует начинающим писателям много читать, приводя в пример «Большие надежды», «Гордость и предубеждение» и «Джейн Эйр». Саму писательницу же, судя по ее книге, хватило максимум еще на одну книгу – «Грозой перевал».

Прошу заметить, что сий увлекательный список интересных фактов о Эмили Локхарт, она сама же и приводит, отмечая на своей странице, что вам не удастся найти так много захватывающих фактов о ней в статье какого-нибудь журнала! Да уж… попадись мне сий незыблемый список раньше, чем я прочла «Лжецов», то мнение о произведение можно было бы составить для себя не открывая книги – сэкономила бы кучу времени!

39ab9c348d9beffd767bb5fec05a10d7

Королева Ада

Standard

d14a0c30463545.5624b78eb0570

Великобритания заметно отличается среди остальных пост-империалистических держав тем, что она способна привить любовь к своей истории и культуре не только своим гражданам, но и доброй половине людей земного шара, которые, к их преогромному сожалению, не имеют ничего общего с Англией. Что ж, не стану скрывать, и если это не стало явным еще значительно ранее по моим многочисленным восторженным элегиям в адрес английской литературы, то сейчас я готова признаться всему белому свету, что очень люблю все, что связано с Великобританией. Да чего уж там скрывать, давайте будем честны, к чему уж скрывать свое трепетное отношение к этому поистине великому и могучему государству, я давно и надолго стала ярой поклонницей всего английского. Собственно, именно по этой простой причине я и решила еще когда-то давно, видимо, еще в младые лета, когда и говорить-то толком не умела, связать свою профессиональную жизнь с английской филологией. Последняя, несмотря на многочисленные свои недостатки, как-то теория грамматики и изучение готского языка, а также ряд неприятных воспоминаний, связанных с учебой, не сумела отбить «детское» стремление собрать по кусочкам пазл знаний о туманном Альбионе. Скорее, наоборот, лишь подогрела мой интерес, который не ослабевает и по ныне.

Королевская семья стоит практически на втором месте, сразу следуя за английской литературой, чему, словно жевреющему угольку, суждено было разжечь в душе бесконечную страсть и преданность к этой культуре. Особенную симпатию я почему-то испытываю к Елизавете ІІ, которая, согласно моему скромному мнению, просто не может не вызывать исключительно позитивных эмоций. Именно по этой причине после прочтения романа «Мы с Королевой» мне невыносимо захотелось, как минимум, оказаться книжной героиней, чтобы иметь возможность быть соседкой королевы, дабы делить с ней обрести и малые радости, а по возможности приложить усилия, чтобы максимально  скрасить ее серые будни в кругу простых работяг, живущих на пособие по безработице.

images (1)

Но, думаю, на этой сентиментальной ноте стоит прервать мой поток признаний в безграничной любви, дабы рассказать немного о сюжете самой книги, пока я не успела Вас окончательно уморить своим словесным недержанием.

На страницах своего романа Сью Таусенд повествует альтернативную историю того, что могло произойти, если бы после выборов в 1992 году к власти пришли республиканцы. Угадайте, что эти «свиньи» додумались сделать первым делом, как только дорвались до кормушки власти? Да, сие безбожники посягнули на самое святое (не зря же из покон веков в государственном гимне Великобритании имеется строчка «Боже, храни Королеву!») – схватившись за бразды правления, новый премьер министр решил ими же «придушить» британскую монархию, благо хоть не в прямом смысле этого слова! На следующее же утро после неожиданной для многих победы Джек Баркер заявился в Букингемский дворец, дабы лично оповестить всю королевскую семью, что отныне они лишаются всех былых привилегий и вынуждены жить наравне с бывшими подданными британской короны. Теперь они должны будут испытать вся тягости простого люда – почему-то эту жизнь захотелось сравнить с прозябанием черни в викторианскую эпоху – на собственной шкуре, потому что Елизавете с ее внушительных размеров семейством суждено не просто покинуть дворец, но и жить на пособие в одном из самых убогих районов Лондона, на улице с символическим названием Ад, кое как нельзя лучше описывает все то, через что предстоит пройти королеве и ее потомкам.

В целом, книга оказывается довольно ироничной, несмотря на те моменты, когда я ловила себя на мысли, что хочу скорее закончить чтение, дабы тем самым положить конец страданиям и лишениям Королевы, которая, пожалуй, единственный персонаж, кто изображен в романе исключительно с позитивной стороны. Думаю, писательница преднамеренно дала несколько преувеличено карикатурный портрет остальных членов королевской семьи, чтобы на их фоне еще больше подчеркнуть благовоспитанность и образованность Елизаветы ІІ, которая даже в самых отчаянных ситуациях старается не терять стойкость духа, не забывает о манерах приличия и не поддается «перевоплощению» в быдломассу, с коей ей приходится отныне жить бок о бок, а точнее – стенка в стенку.

Говоря же об остальных героях романа, то, как я уже отмечала ранее, им повезло значительно меньше; видать, у Таусенд явно на них не хватило симпатии – все досталось Ее Величеству Королеве. Так Его Величество, Филипп, предстает перед взорами читателей эдаким сварливым противным старикашкой, который вечно всем недоволен и только то и делает, что без конца брюзжит, доставляя своей супруге уйму хлопот. Диана в романе – это эдакая дурочка, озабоченная лишь нарядами и не в состоянии запомнить даже простейшие поручения. Практически по ее вине Чарльза упекают в тюрьму, но единственное, что не дает его душе покоя на нарах – это вовсе не покинутая  супруга с двумя малолетними детьми или нуждающаяся в поддержке мать, а его рассада помидор, оставшаяся под присмотром Дианы. И, как оказалось, он не зря тревожился – благоверная напрочь позабыла о просьбе присматривать за огородиком, от чего все былые старания Чарльза обратились в прах, а точнее, в засохшую ботву. Кстати, не без интереса было наблюдать, как своеобразно решила изобразить Таусенд то, как обстояли семейные дела этой супружеской пары в реальной жизни: здесь им тоже не удастся избежать адюльтера. Это лишь в очередной раз дало явно понять, насколько сильно они не подходили друг другу. Сыновья принца и принцессы (уже бывших) быстрее всех и наиболее гармонично проходят процесс обезличивания и деградации, поэтому слиться с народом им удалось практически моментально.

Но, помимо просто сатирических портретов того или иного представителя голубых кровей, Сью Таусенд отлично удалось показать все те недостатки, что присущи простым малограмотным людям. Так в образе Бетти она показывает необразованную бабенку, которая и читать-то не умеет, только и знает, что детей рожать. Здесь полно и таких примеров, с помощью которых писательнице удается уличить пороки, коими просто-таки кишат все без исключения слои общества. Помимо этого, автор отлично проиллюстрировала гнилость системы, дав точное описание идиотизма работы бюрократического аппарата, где человек разбивается в лепешку о замкнуты круг чиновничьей номенклатуры, где чтобы получить пособие по безработице, тебе надо подписать бумагу на работе, которой, по сути, у тебя нет, ведь тебя сократили, но этот абсурд никого не смущает: «Уловка 22» и дальше продолжает буйно процветать в государственных органах. Да-да, оказывается и в Англии подобный недуг возможен!

Так что книга содержит в себе не только развлекательный элемент, но и несет морально-этический посыл, затрагивая социальные проблемы. Если вам интересно, чем же все-таки закончится вся эта эпопея – сумеет ли королева приспособиться к жизни простолюдинки, умрет ли король Филипп голодной смертью, кого будут хоронить в цыганской повозке и прочие небылицы – то я однозначно рекомендую Вам прочесть роман «Мы с Королевой». А я тем временем вынуждена буду перед Вами откланяться и пойду пить чай с молоком, ведь как-никак, 11 утра уж на часах – самое время для третьей чашечки чая. Боже, храни Королеву!

455c6617510201.562bad3ec1f60

Полуночный Бред или Отравленные Мыслью

Standard

Вы покидаете меня,

Но Вы смеетесь – это шутка.

А Вы смеетесь – Вам смешно,

А я, как снег, у Ваших ног

Вам нелегко меня понять

Ведь Вы не любите меня

Тати «Ни Вы, Ни Я»

 

С возрастом появляется лишь одно – уверенность в одном-единственном человеке, который, несмотря на невзгоды, и разного рода обстоятельства всегда будет готов остаться с вами рядом, чтобы выслушать все ваши дерзкие идеи и не осудить ни словом, ни жестом. Таким человеком, по сути, оказалась я сама… Надоела пустота других людей, их беспочвенные заверения в любви и дружбе к вам, преданности и поддержке в любой ситуации. Где все они, когда они действительно так нужны?! Кто-то клянется тебе в крепкой дружбе, обещая никогда не причинить тебе боли, заверяя, что ты одна такая необычная и близкая… рассказывают бредни о том, что ты за столь короткий срок успела стать чуть ли не родней, а потом легко забывают о твоем существовании. Зачем ты им, девочка, ведь у них уже другая подруга, которую, я напоминаю, они собирались (ну, такую, по крайней мере, сказочку они успешно скормили тебе, наивной дурочке) использовать в своих корыстных целях и просто “кинуть”… а кинули, в итоге, тебя… воспользовавшись твоей наивностью и доверчивостью, за что сейчас поздно ночью ты презираешь себя и упрекаешь за подобного рода надежды, что это все может быть (ХОТЬ В ЭТОТ РАЗ) всерьез. Мне кажется, что за столько лет и не весьма приятных жизненных опытов в вопросе дружбы давно бы нужно понять, что такого понятия, как дружба на самом деле не существует – все это лишь красивые слова, не имеющие под собой твердой основы на практике. Людям просто нравится, как звучат эти напыщенные фразы и заверения звучат, произнесенные вслух. Но когда суть доходит до дела, то тут все тут же забывают о сказанном ими ранее. Им удобней сказать, что это “лишь твое виденье ситуации”, и собственно поэтому “обсуждать здесь нечего”. Им легче обвинить тебя во всем, что происходит: “Но ты всегда понимаешь только себя, слушаешь только себя. И живешь только в себе. Ты всегда права. Поэтому я не вижу смысла что-то доказывать и уверять в чем то. Ты же ничего не готова слушать. Просто не готова. И не хочешь. Смысл тогда в чем? Давай оставим все как есть. Не будем портить итак то, что осталось. Я тебя люблю, уважаю. Можешь не верить – я не буду доказывать ничего”. Смешно, конечно, но твои попытки выяснить и наладить былые отношения встречены подобного рода словами… чего люди ждут от тебя?! Каких поступков?! Я не слушаю?! Так мне ведь никто ничего не говорит, меня просто игнорируют и забывают о моем существование. Меня не слушают, к моим советам не прислушиваются, а по итогу из меня делают виновную. Хотя, собственно, мне к этому не привыкать. Так было уже не раз, но от чего-то каждый раз все так же неприятно и больно, будто все это со мной впервые, будто не было подобных горьких обид и непонимания ранее… Отчего люди не хотят быть честными хотя бы с самими собой?! Зачем давать все эти пустые клятвы, если они не в силах потом их сдержать, ведь я вовсе не прошу от них ничего подобного – это всего лишь их инициатива. Я никогда никому ничего не обещаю, если заранее понимаю, что не смогу сдержать своего обещания, а я знаю, что жизнь до того непредсказуема, что быть хоть в чем-то уверенным нельзя никогда – это самое большое заблуждение! А после этого они удивляются, что я такая замкнутая и тяжело иду на контакт… еще бы, вам тут души отдай на растерзание, чтоб вы потом отвернулись и сказали, что не намерены это обсуждать, а тебя разрывает на части от боли. Не уж… единственный надежный друг, в очередной раз делаю вывод и убеждаюсь в своей правоте, – это я самой себе!

Идем дальше… кто-то клянется тебе в любви, заверяя, что жить без тебя не может. А потом оказывается, что очень даже может, да еще и к тому же, припеваючи. Все их речи фальшивы и напыщенны… тошнит уже от этого! Он говорит, что без тебя не может, уговаривая остаться, а сам потом пытается тебя выпихнуть на вокзал в другой город, потому что у него сегодня, видите ли, пикник намечен с друзьями, о котором ты узнаешь только по чистой случайности из разговора, и то, товарищ невзначай проболтался. Ага, скучал бы он, конечно – как бы ни так! Более того, он говорит, что ему тебя так сильно не хватает сейчас рядом, но от чего-то вовсе не спешит домой, хотя ты ради него осталась дома и никуда не поехала! Более того, домой он является подвыпившим лишь в десять вечера, почти спустя двенадцать часов с момента вашего расставания и начинает обвинять тебя в том, что ты ведешь себя не должным образом, мол, замкнутая и сама себе на уме, демонстративно отстранившись. Как ему объяснить, что меня тошнит от пьяных людей и его фальшивых фраз о любви, потому что в моем понимании человек, который скучает, делает максимально все, чтобы сократить расстоянии, разделяющее вас в данный момент, а не растягивает его по полной?! Как ему объяснить, что я предполагала, что он откажется идти на пикник с коллегами, чтобы составить тебе компанию в поездке в другой город, коль слова его о безграничной любви и сильных чувствах правдивы?! Ведь именно так поступила я, оставшись в городе… Хотя, черт меня дернул так поступить, лучше бы поехала и не писала бы сейчас весь это полуночный бред – творчество ополоумевших тараканов голове, что разом устроив бунт, восстали против наивности и желания измениться для него. Гулли там!!! пикник куда важнее, но ты не думай, он очень любит и скучает по тебе – он же написал тебе два раза! а это все ты, неблагодарная скотина, обижаешься непонятно на что и не отвечаешь на его сообщения. Да как ты посмела так вести себя, демонстративно изображая одиночество мысли, когда вот он, пришел домой и жаждет внимания и ласки! Вот он любит тебя так искренне, а ты, как всегда, умудряешься все испортить… Хотя, опять же, мне не привыкать к обвинениям в мой адрес… это вполне нормально и закономерно!

Вот только сейчас, как никогда, вдруг захотелось, чтоб всех их не было в моей жизни… хотя, с другой стороны, их там и нет….

17.04.16

146068840585049_tall

communication storm

Standard

Приходилось ли вам задаваться вопросом, от чего зависит успех того, чем вы занимаетесь? Осмелюсь заявить, что довольно часто он зависит не только от уровня вашего профессионализма в данной сфере, но в значительной мере от того, какой процент души вы вкладываете в то, что делаете. Думаю, что с подобного рода утверждением согласяться многие, особенно те, чья работа заключается в постоянном общении с людьми. Как по мне, преподавание – одна из самых непростых профессий, где порой бывает недостаточно просто хорошо знать теоретические аспекты обучения иностранному языку, мало владеть языком и быть с грамматикой на «ты» (нет-нет, не подумайте, никто не говорит, что все вышеперечисленное – ненужный бред вбиваемый в головы студентов, но если бы успешное обучение зависело ТОЛЬКО от этих трех факторов, то люди давно бы изобрели роботов, чья задача сводилась бы к повторению до умопомрачения: «При передачи в косвенной речи вопроса с вопросительным словом необходимо помнить о смене порядка слов в предложении и отсутствия в нем вспомогательного глагола. И не забывайте менять время: настоящее на прошлое! ( хотя последнее больше напоминает в некой мере какой-то отрывок из трактата философа-неудачника). К счастью всех филологов и педагогов, сий кошмар нам только снится!!!), так как значительную часть успеха как раз составляет умение находить подход к студентам (всем и к каждому в частности). Тут необходимо мастерство канатоходца, чтобы нащупывать тонкую грань между плодотворной работой на уроке в вопросе изучения грамматики и непринужденным чувством веселья. Это залог того, что время буквально пролетит незаметно. Урок – это маленький театр, где преподавателю досталась роль некоего кукловода, и лишь ему под силу вдохнуть жизнь в своих любимцев: здесь нет места скуке и унынию. Если вы способны «зажечь» аудиторию, то вашим студентам никогда не придется зубрить английский, откровенно засыпая над упражнениями и «стесывая» зубы о неприступные гранитные глыбы грамматики.

Разве не по вине последнего многим так и не удалось в свое время овладеть иностранным языком (одно лишь воспоминание об учебнике и избитой фразе «Who is on duty today?» не может не претить многим мучавшимся с английским то ли в школе, то ли в университете), и как результат – приходиться наверстывать упущенное, разыскивая подходящую школу и курсы с целью наконец-таки довести дело до конца. Хватит все время учить – пора уже знать!

Но сегодня все же хочется рассказать не об этом (полемику на тему успешного метода изучения иностранного языка, с вашего позволения, оставим на потом), а об одном из уроков, который прошел у наших замечательных (и я говорю это без всякой лести и преувеличений, только чистая правда, что поделаешь, коль они и впрямь хороши!) корпоративных студентов из “Kadam Group”.

IMAG2311

Как преподаватель, я стараюсь делать свои уроки разнообразными, часто не похожими один на другой: и дело не только в вариативности тематики каждого из них, но и в подборе видов деятельности для изучения того или иного материала. Тем не менее, несмотря на довольно неплохой уровень знаний уже полученный группой (Intermediate), порой бывает такое, что студентам не хватает времени на уроке, чтобы вдоволь «наговориться» на английском в полной мере. Конечно, стараемся угадывать потребности и пожелания наших учащихся, и поэтому, совместно с нашим преподавателем Нимой, было решено устроить некий “Communication-storm”, то есть урок, где им не придется запоминать какие-то новые грамматические конструкции или новые слова, а лишь говорить-говорить-говорить (с одним условием: «No Russian!»). Смело могу заверить, что нашей группе явно не было скучно – два часа пролетели просто незаметно (для апатии не хватило времени!), но самое главное было результативно и весело (у многих «кадамовцев», и у меня в том числе, долго потом болели щеки от смеха – вот, что значит дать «свободу слова» сим весельчакам! Ну, да, при изучение Герундия и Инфинитива особо поводов для смеха не найдешь).

Конечно, первые минут пять группа вела себя довольно скованно и настороженно отнеслись к появлению еще одного преподавателя: из них с трудом можно было выудить хотя бы полтора – два предложения. Но вы бы видели этих «застенчивых» спустя двадцать минут после начала занятия!

Задача была не только подбодрить их ВСЕХ говорить на английском языке и отвечать на заданные вопросы, но также нашей целью было вызвать у наших студентов желание разговориться. И хочу признаться, что с этим справиться довольно успешно! Кадамовцы не только активно дискутировали на те или иные темы, предложенные Нимой, от чего порой умудрялись забыть в пылу жарких обсуждений, какой был изначально задан вопрос; более того, помогали друг другу, шутили по-английски, переводили друг другу незнакомые слова, подбирали к ним синонимы, иногда стараясь исправлять свои и «не-свои» ошибки.

Забавно было наблюдать за ними, когда они усердно пытались вспомнить слова начинающиеся то на N, то на K, искренне досадуя, что умудрились подзабыть простейшие слова nose и knee (но тем не менее, однозначно порадовали, неожиданно выдавая nevertheless, application, dissatisfaction, unemployment – прошу заметить, что у них было меньше семи секунд на обдумывание!)

Одним словом, у них была замечательная возможность, если не разрушить, то значительно пошатнуть свой «языковой барьер», наболтавшись и насмеявшись вдоволь! Кроме того, на уроке они смогли получше узнать тех, с кем в одних стенах работают по восемь часов в день (я не говорю уже о том, что до начала наших курсов, они не знали друг друга даже по именам!)

Так вот, возвращаясь к тому, с чего собственно начала: успех заложен в любви к тому, что ты делаешь! Обучение может принимать разные формы (от всевозможных упражнений до создания собственных мини- проектов), но главное, чтоб оно не было однообразным и навевающим тоску! Учите своих студентов любить учиться и сами получайте от этого удовольствие, ведь что может быть лучше, чем довольные и благодарные студенты?!

IMAG2304

Так вот, возвращаясь к тому, с чего собственно начала: успех заложен в любви к тому, что ты делаешь! Обучение может принимать разные формы (от всевозможных упражнений до создания собственных мини- проектов), но главное, чтоб оно не было однообразным и навевающим тоску! Учите своих студентов любить учиться и сами получайте от этого удовольствие, ведь что может быть лучше, чем довольные и благодарные студенты?!

IMAG2309

Таргани

Standard

Я досить часто, коли починаю пояснувати третій тип умовних речень в англійській мові, задаю питання своїм студентам: Щоб ви змінили у своєму житті, якби (нехай, звісно, не допустять того грішні магістри!) мали можливість впливати на своє минуле? Відповіді часом бувають досить непогані. Але найцікавіше, напевно, те,що більш за все я у цей момент боюся не того, що вони неправильно вживатимуть часи ( адже це б означало,що кепський з мене викладач – навіть найпростіше пояснити не можу!), або запитають переклад якогось простого слова, а я не знатиму його переклад ( про фобії викладача, я розповім якось іншим разом). Ні, найбільший страх в мене перед тим,щоб вони не вирішили раптом спитати, щоб я змінила у своєму минулому… Бо тут є лише два можливих варіанти відповіді: нічого, мене влаштовує мій хаотичний і нелогічний спосіб життя, і як щось одне змінити, то, і без того неідеальна пірамідка під назвою “ЖиттіЄ Ксеніі”, летітиме під три чорти, зруйнувавши вщент усе те, що примхлива та неврівноважена дитина ще не встигла зламати (я вже з дитинства ненавиділа усі ті конструктори та кубики). А другий варіант – я змінила б усе! Починаючи, певно, з себе самої, від якої нестерпно стомилася! Але оскільки там, у небесній канцелярії, ніхто не додумався ввести функцію “зміна гравця зі збереженням попередніх налаштувань”, то доводиться задовольнятися тим, що маємо. Кажучи іншими словами, який сенс щось змінювати, коли вибір іншої опції цілком не гарантує, що вона (тобто опція) буде хоча б не гіршою за попереднє життєве рішення. Довелося б тоді по кілька разів на день змінювати своє рішення щодо рішення про рішення ( ну, або щось на кшталт того).
Життя – це суттєві помилки, які нічому не вчать, хіба що лише додають майстерності у скоєнні наступних. Останні ти вже робиш з неабияким почуттям мазохізму ( так би мовити, зі знанням і досвідом) від усвідомлення, яку дурницю ти твориш, але, тим не менш, вперто продовжуєш. Це неправда, що життя нічому не вчить – ще й як вчить, тут проблема в іншому – в поганому учневі!
Є люди, яким нестерпно кортить потрапити у якусь халепу, хоч вони добре знають про наслідки. Є люди, які незважаючи на досвід та знання, свідомо продовжують знущатися над своїм здоров’ям, отруюючи організм всілякими способами. А є такі люди як я! Доречі, цікаво, а чи багато таких людей? Суть яких полягає у тому, щоб псувати собі та оточуючим ( ну звичайно, як це дозволити їм просто мирно і спокійно жити, не знаючи про постійні емоційні стреси та психічно неврівноважені “коники” в моєму особистому виконанні?!) життя. Особливо тоді, коли нічого цьому не сприяло…ні, спокійне і мирне співіснування точно не для мене! Головне – вчасно зруйнувати ідилію, аби потім грати роль “сильної та нескореної”…ну, тобто дурної та трошки хворої на голову))
Тому, в якісь мірі я рада, що можливість змінювати життєві рішення і досі лишається нереальною умовою стосовно минулого, яку так старанно вчать мої студенти, що часом навіть забувають про мою відповідь на це запитання! А то ви лише уявіть їхні обличчя, на яких застиг вираз подиву на межі з погано приховуваним переляком від почутого? Ну, приблизно, щось схоже на те, з яким виразом ви зараз дочитуєте останні рядки)

44 Everyday Phrases You Might Not Know You’ve Been Saying Incorrectly

Standard

Thought Catalog

After my last post on “words you might not know you’ve been saying incorrectly,” a number of commenters posted that they often hear the same sense of malapropism applied to phrases. American English is full of idioms, as the language changes with everyday use, and these are just some of the phrases that vary by region, class and cultural background. All of them have become “accepted” over time, but many of them started out meaning something very different (see: #35). Some of them are just plain wrong and will be until the end of time (like #5). Others are just hilarious (#6).

Here are 44 common phrases that you might be saying or using wrong, some of which I weren’t clear on until researching this article (#34). Which common malapropisms or abused phrases bother you? Leave your own grammar pet peeves in the comments.

1. Saying it wrong: “Chester drawers”

View original post 3,463 more words